М. М. Хасанова*

ФОТОКОЛЛЕКЦИЯ Б. О. ПИЛСУДСКОГО В МАЭ РАН

Серии фотографий из личного архива Б. О. Пилсудского хранятся во многих музеях мира. Сделаны они в основном на Сахалине во время его экспедиции 1902 – 1905 гг. по заданию Академии наук. Есть, кажется, и более ранние, касающиеся нивхов и их культуры (Dallais, 2001: 306). Имеются также снимки и из районов Нижнего Амура (Ibid.: 321), но их, видимо, немного. Всего, по словам самого Пилсудского, у него было около 300 фото, из них более 200 относились к айнам (Ibid.: 306). Вполне понятно, что, живя в Европе и нуждаясь, Бронислав Осипович был поставлен перед необходимостью продавать свою обширную коллекцию по частям. Он делал подборки снимков (вероятно, тематические), печатал их в разном формате и рассылал заинтересованным лицам или организациям для продажи (Ibid.: 307). Ф. Далэ пишет, что трудно даже вообразить, кому Пилсудский посылал или продавал отпечатки (Ibid.: 307). Во всяком случае, Магдалене Роттер удалось собрать и издать солидный каталог фотографий Пилсудского (Rоtter 1995). Заметим, что многие сюжеты повторяются в собраниях разных музеев, немалое их число было опубликовано за последние 15 лет (см. об этом: Dallais 2001: 309 – 310).

Из писем Бронислава Осиповича Л. Я. Штернбергу (Латышев, 1996) явствует, что он неоднократно предлагал свои вещевые коллекции крупным музеям мира, готов был продать даже уникальные айнские фонограммы (во время экспедиции он делал записи на валики фонографа), обращался в различные учреждения с просьбой купить комплекты фотографий (см. Хасанова, 2001: 418). Предложения приобрести снимки через Штернберга неоднократно делались и Музею антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге. Так, 15 октября 1908 г. Пилсудский писал из Львова: «На какую сумму приготовить Вам для музея моих фотографий и каких?

Должен буду заняться приготовлением снимков для Д. Н. Анучина на 20 р., а также для Лондона, заказ сделал бы и Вам. Но сможете ли скоро выслать деньги?» (Латышев, 1996: 235). В марте 1909 г. он напоминает: «Я теперь готовлю отпечатки для разных музеев со своих негативов. Вы говорили, что Ваш музей тоже купит на 25 р., послать ли фотографии?» (Там же: 244). Чуть позже (письмо не датировано, но можно думать, что это первая половина 1909 г.) эта тема вновь возникает в его письме Штернбергу: «Я готовлю фотографии для некоторых музеев за границей. М. б. и для Вашего приготовить?» И далее: «Относительно фотографий – не все у меня такие, как те, что Вы видели, т. е. медвежий праздник. Типы есть очень хорошие, сняты в павильоне. Купите ли их и кому послать фотографии, когда Вас нет?» (Там же: 245).

Айнская серия снимков действительно была приобретена МАЭ в 1909 г. Опись коллекции оформлена 19 ноября 1909 г. На папке значится: «От Б. О. Пилсудского. Покупка. О-в Сахалин. Айны. Число – 84».
Хотя в ноябре 1909 г. Бронислав Осипович уведомлял Штернберга: «Относительно снимков, то я пошлю Вам с гольдскими и ольчами, которых Вы все-таки хотите независимо от того, что носящих религиозный характер – несколько разве» (Там же: 254), – никаких отпечатков, касающихся культуры нанайцев (гольдов) или ульчей (ольчей), поступивших от Пилсудского, в архиве МАЭ нет. Возможно, какие-то фото были присланы лично Штернбергу. Это тем более вероятно, что Пилсудский, в свою очередь, просил Льва Яковлевича и других своих знакомых присылать ему «снимки старые сахалинские» (Там же: 235, 250, 254).

О фотоколлекции Б. О. Пилсудского (№ 1472), хранящейся в Музее антропологии и этнографии РАН в Санкт-Петербурге, хорошо известно. Тем не менее полностью она никогда не публиковалась. Она целиком посвящена айнам и содержала 84 единицы. Два отпечатка к настоящему времени утеряны, а жаль: это две сцены из «медвежьего праздника» айнов. Они суть: № 1472-50 («Убитый медведь лежит у столба») и № 1472-51 («Около растянутой туши медведя происходит пиршество»). Четыре фото из этой коллекции опубликованы в разное время. Три (№№ 1472-39, 1472-40, 1472-78) – в статье А. А. Попова (Попов 1955: 57, 58), все они касаются изготовления крапивных нитей; четвертый, айнское жилище (№ 1472-72), – в «Историко-этнографическом атласе Сибири» (Атлас, 1961: 197).

Судя по всему, Пилсудский придавал большое значение фиксации физического типа айнов. В подписях к снимкам он не только постоянно отмечает, с какого берега Сахалина тот или иной человек («западный берег», «восточный берег»), но и степень японизации (если таковая имела место), а также родственные связи между людьми. Например, в пояснении к № 1472-37 читаем: «Молодые женщины с восточного берега. Справа – внучка японца, сестра № 18». Есть упоминания и о смешениях айнов с нивхами (напр., № 1472-7, № 1472-23). На некоторых фотографиях хорошо видна традиционная татуировка над верхней губой у женщин (см. № 4 приложения 2), четко получились их повязки на голову, держащие волосы.

Определенные выводы можно сделать в отношении одежды айнов. Наряду с традиционными халатами из луба или крапивных нитей (см. илл. № 2) аборигены пользовались и покупной японской одеждой. Пилсудский обратил внимание на молодежь, которая охотно поддавалась японскому влиянию. В пояснениях к ряду снимков (№№ 1472-23, 1472-26, 1472-28) он подчеркивает воздействие на молодежь японской культуры: «Группа японизирующихся молодых с западного берега. Направо в аинской одежде – с восточного берега. Правый – № 16» (№ 1472-26). Из комментариев собирателя вытекает, что айны западного берега Сахалина были более подвержены японскому влиянию, нежели обитатели восточного берега.


В то же время можно констатировать, что нарядная традиционная одежда была по средствам лишь зажиточным айнам (см. подпись под илл. № 2 приложения 2), японское же или русское фабричное платье, вероятно, было доступно многим.

Пять отпечатков показывают бытовую сторону жизни айнов: сбор и очистку волокон крапивы (номера единиц хранения см. выше), обкладывание дома на зиму снопами сухой травы (№ 1472-38), ритуальные стружки-инау позади дома и ящик с принадлежностями для «медвежьего праздника» (№ 1472-42), разрушенное жилище утопленников (№ 1472-41). Эти несколько снимков дают яркое представление об отличиях айнской культуры от нивхской и орокской (уилтинской).

Цикл, посвященный «медвежьему празднику», включал 13 снимков, теперь их осталось лишь 11, поскольку два, как мы уже отмечали, утрачены. Значение этой серии огромно: единственный раз в начале XX в. были запечатлены основные этапы «медвежьего праздника» айнов. Мы можем последовательно увидеть ключевые эпизоды церемонии: выведение медведя из клетки, затем украшение его поясом из стружек, один из моментов прощальной речи, обращенной к медведю, его убиение, тризну, место захоронения костей. Бесспорна научная весомость этого материала, ибо камера зафиксировала подлинный обряд, проводившийся более ста лет назад. Каждая деталь, любая мелочь, которую мы обнаруживаем на фотографии, сейчас становится безмерно важна.


Внимательное изучение подборки снимков позволяет заметить, что она состоит из двух частей. В первой преобладают портреты айнов анфас и в профиль, сделанные в ателье, и снимки эпизодов «медвежьего праздника», во второй – зарисовки быта айнов. Это визуальное наблюдение подтверждают архивные сведения: кроме собственно коллекции, в отделе этнографии Сибири МАЭ сохранилась опись снимков, сделанная рукой Б. О. Пилсудского. Она озаглавлена «Список фотографий Б. О. Пилсудского. Айны о. Сахалина», в конце стоит подпись собирателя. Чрезвычайно важно, что эта опись разделена самим Брониславом Осиповичем на две части: наименование первой из них мы только что привели, а вторая называется «Фотографические снимки Б. О. Пилсудского. Айны о. Сахалина (размер меньший)». Из этого следует, что в первой части коллекции представлены карточки разных фотографов, скорее всего профессионалов, а во второй – кадры, снятые Брониславом Осиповичем. Накануне продажи владелец коллекции писал Л. Я. Штернбергу: «Фотографии у меня не все плохие. Есть типы и сцены очень хорошие. Типы айнов профиль и фас делал мне фотограф-специалист японец» (Латышев, 1996: 242).   Все фото имеют пояснения, сделанные рукой Бронислава Осиповича (в приложении 2 мы воспроизводим соответствующие подписи.) Правда, портреты с № 1472-1 до № 1472-26 не имеют конкретизации, которая содержится в описи, – под ними просто обозначено «Мужские типы».


Вторая часть коллекции состоит из фото меньшего формата и несколько отличается по стилистике. Люди на снимках более раскованны, выглядят естественно, одеты в повседневное платье и занимаются своими обычными делами (девушки мнут кожу, девушки играют, женщина ткет пояс, кузнец с сыном готовятся ковать, мужчина укладывает вещи на нарту и др.). Среди этих снимков видим три разновидности жилых построек, клетку для выращивания медведя, процесс отбеливания крапивных ниток, столбы с инау, женщину с татуировкой и другие уникальные кадры. В этот набор входит и одна из известнейших фотографий Пилсудского – поставленный по указанию шамана вверх корнями пень для отпугивания духа оспы (№ 1472-83). Всего Бронислав Осипович включил в коллекцию 28 своих снимков.


С сожалением надо констатировать, что качество отпечатков в коллекции № 1472 не всегда высокое (напр., № 1472-38, № 1472-82). Может быть, это связано с особенностями печати, но не исключено, что с самими негативами. Решить этот вопрос нам не удастся: к коллекции приложены лишь 5 негативов (1472-40, 1472-70 (две штуки), 1472-72 и 1472-73). Пилсудский и сам понимал недостатки некоторых своих снимков, т.к. писал Штернбергу, что «не все одинаково хороши» (Латышев, 1996: 254). Впрочем, это не умаляет общей значимости фотоматериала.

Важность коллекции Б. О. Пилсудского для этнографии несомненна. Большой объем собрания, разнообразие тематики, особое внимание к внешнему облику айнов делают ее бесценной. Перебирая эти снимки, мы можем представить себе, как выглядели айны сто лет назад и какова была их культура. А это не менее (если не более) существенно для нас, чем изучение описаний их традиционного быта.

* Хасанова Марина Мансуровна, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник отдела этнографии Сибири Музея антропологии и этнографии (Кунсткамера) РАН, Санкт-Петербург.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Атлас, 1961. Историко-этнографический атлас Сибири. М.; Л., 1961.
  2. Латышев, 1996. Б. О. Пилсудский. «Дорогой Лев Яковлевич…». Составление, подготовка к публикации, вступительная статья и комментарии В. М. Латышева. Южно-Сахалинск, 1996.
  3. Попов, 1955. Попов А. А. Плетение и ткачество у народов Сибири // Сб. МАЭ. Т. XVI. М.-Л., 1955. С. 41-146.
  4. Хасанова, 2001. Хасанова М. М. Б. О. Пилсудский и Л. Я. Штернберг // Bronisław Piłsudski and Futabatei Shimei – an Excellent Charter in the History of Polish-Japanese Relations. 3 IBPC Proceedings. Poznań, 2001. Pp. 413 – 420.
  5. Dallais, 2001. Dallais Philippe. Bronisław Piłsudski in Switzerland and Piłsudski`s Original Photograph Collection in the Museum of Ethnography of Neuchâtel. In: Bronisław Piłsudski and Futabatei Shimei – an Excellent Charter in the History of Polish-Japanese Relations. 3 IBPC Proceedings. Poznań, 2001. Pp. 301 – 321.
  6. Rotter, 1995. Rotter Magdalena. Fotokolekcje Bronisława Piłsudskiego: Katalog. Stęszew, 1995.
Приложение 1

Список фотографий Б. О. Пилсудского
Айны о.Сахалина
  1. Два старика (слева с западн[ого] берега,справа – с Анивского залива).
  2. Те же, профиль.
  3. Мужч[ины] в возрасте 30 – 40 л. из Такое. Направо – в одежде гилякской; налево – в русской.
  4. Те же, профиль.
  5. Мужчина лет 40 и два юноши с вост[очного]бер[ега].
  6. Те же, профиль.
  7. Мужчины лет 30 – 35. Слева – имеющий отдаленных предков гиляков. Справа – чистый тип с западн[ого] бер[ега].
  8. Те же.
  9. Те же.
  10. С восточ[ного] берега. У правого виден на голове парш [лишай].
  11. Слева – с западн[ого] бер[ега], справа – с восточного.
  12. Слева – сын японца и аинки. Справа – чистый тип, обритый и подстриженный по-японски.
  13. Те же, профиль.
  14. Слева – сын японца и аинки. Справа – чистый тип (подстриж[енный] по-японски).
  15. Те же, профиль.
  16. С восточ[ного] берега. Фас.
  17. Профиль. 
  18. Слева – сын японца и японки, справа – внук японца по отцу (бабушка и мать – чистые аинки).
  19. Слева – тот же, справа – подстрижен[ный] аин в[осточного] бер[ега].
  20. Слева – тот же, что на № 18 справа. Тот же, что на № 19.
  21. Молодежь с вост[очного] берега.
  22. Те же.
  23. Слева – молодой японизирующийся. Справа – с севера вост[очного] берега, имеющий по предкам часть гилякской примеси.
  24. Слева – тот же, что на № 23. Справа – средний из № 3.
  25. Поза певца поэм.
  26. Группа японизирующихся молодых с западн[ого] берега. Направо в аинской одежде – с восточн[ого] берега. Правый – № 16.
  27. Сидящие – с Анивского залива, жившие на Хоккайдо, в одежде айнов Хоккайдских, стоящий – тот же, что на № 10.
  28. Японизирующиеся молодые с восточн[ого] берега.
  29. Четыре сестры с вост[очного] берега и муж рядом с ним стоящей. Ниже – 2 дочери стоящей посередине и мужчины (сына японца и аинки).
  30. Аинская семья с западн[ого] берега. 
  31. Русский поселенец с женою (дочерью японца и аинки) и их дети.
  32. Группа почтенных лиц из с. Мауки западн[ого] берега. Сидящие: слева – старшина, сын японца и аинки, справа – староста, чистый тип.
  33. Группа из с. Мауки. 
  34. С восточн[ого] берега в одежде богатого человека.
  35. [Тот же, профиль].
  36. Муж с женой, родной сестрой (посередине с ребенком в руках) и двоюродной сестрой с восточ[ного] берега.
  37. Молодые женщины с восточ[ного] берега. Справа – внучка японца, сестра № 18 (справа).
  38. Обкладывание юрты на зиму снопами травы. 
  39. Собирание волокон крапивы.
  40. Очистка [волокон крапивы].
  41. Разрушенная юрта после утонувших.
  42. «Инау» сзади дома и висящий ящик с инструментами для разрезывания медвежьей туши и два старых колчана.
Медвежий праздник
  1. Медведь выскакивает из клетки.
  2. [Медведь] не хочет идти.
  3. Медведь украшен поясом.
  4. Дети, наряженные в шелковые платья и бусы, глядят на проходящего мимо медведя.
  5. Прощальная речь перед медведем у лобного места.
  6. Медведь, раненный стрелою, роет снег.
  7. На умирающего медведя ложится несколько стариков.
  8. Убитый медведь лежит у столба.
  9. Около растянутой туши медведя происходит пиршество.
  10. Часть гостей и край забора, где уже повешены снятые с детей драгоценности.
  11. Общий вид места, где происходило убиение медведя.
  12. Место в лесу, где укладываются кости медведя и устанавливаются на шестах медвежьи головы.
  13. Инау, где вешаются головы орлов.
  14. Медвежья кожа растянута в юрте на нарах. Мужчина делает «инау» (сцена из летнего медвежьего праздника).
Фотографические снимки Б. О. Пилсудского
Аины о. Сахалина
(размер меньший)
  1. Аин с восточн[ого] берега.
  2. То же.
  3. То же.
  4.  То же.
  5. Аинка с девочкой с вост[очного] берега.
  6. Дети восточн[ого] берега.
  7. Девушка западн[ого] берега.
  8. Девушки вост[очного] бер[ега]. Налево стоит дочь русского и аинки.
  9. Девушки играющие (та же слева).
  10. Девушки мнут кожу.
  11. Мальчики вост[очного] бер[ега].
  12. Старик с внучкой [с] западн[ого] бер[ега].
  13. Женщины c. Мауки. Направо мальчик – сын японца и аинки. На руках – сын русского и аинки, девочка – чистая аинка, но в японском платье.
  14. Кузнец с сыном с. Мауки. Мальчик имеет сильно японский внешний облик. Считается сыном двух айнов.
  15. Дом наполовину японский, наполовину айнский на западном берегу.
  16. Аинский дом в с. Такоэ.
  17. Остов заброшенного дома на западн[ом] берегу.
  18. Медвежья клетка сзади дома.
  19. [Медвежья клетка,] покрытая шалашом из соломы зимою.
  20. Место привязи собак зимою.
  21. Налаживание нарты перед отъездом.
  22. Беление ниток из крапивы зимою.
  23.  Женщина ткет пояс.
  24. Мальчики вешают собак.
  25.  Инау в честь бога моря.
  26. Талисман, имеющий целью отогнать оспу, – по указанию шамана.
  27. Поставленный вверх корнями пень для прогнания оспы – по указанию шамана.
  28. Место, где укладывают лисьи головы.

Приложение 2

Снимки из коллекции № 1472 МАЭ РАН
« Айны о. Сахалина»
























М.М. Khasanova.

Photography Collection of B. O. Pilsudski in MAE RAN funds

The article is dedicated to Bronisław Piłsudski’s Ainu photograph collection which was bought by the Museum of anthropology and ethnography (Saint-Petersburg, Russia) in 1909 (collection № 1472). Originally this collection consisted of 84 items, two of them were lost. All the photographs can be divided into two parts: those taken by professional photographers and those taken personally by B. Piłsudski (28 items). The collection deals with the physical anthropology of the Ainu people, includes collective photographs of representatives of this people, scenes of the bear festival and some pictures of Ainu daily life. A number of photographs in the collection № 1472 have analogues in museums in several countries.