Альфред Ф. Маевич*


ВЫДАЮЩИЙСЯ ТРУД ПО ЯЗЫКУ
И ФОЛЬКЛОРУ САХАЛИНСКИХ АЙНОВ


    Сотни тысяч научных книг издаются ежегодно по всему миру. Научная стоимость абсолютного большинства из них уменьшается с течением времени. Такова цена прогресса в науке. Сами книги остаются лишь историческими фактами. Только очень небольшое число произведений представляет собой окончательные высказывания, касающиеся особых проблем, явлений, идей, которые становятся важными «навсегда». Еще меньше таких научных публикаций, ценность которых со временем увеличивается. Они являются самыми авторитетными источниками информации в данной области. Их невозможно ни исправить, ни превзойти.
    Оригинал, изданной в 1912 году в г. Кракове книги Бронислава Пилсудского «Материалы для изучения айнского языка и фольклора», выглядит очень скромно. Она небольшая по объему (270 страниц), и к тому же, напечатана на тонкой бумаге, с обложкой плохого качества и неровно обрезанными краями. Но она как раз являет собой, вне всякого сомнения, пример такого произведения, научная ценность которого может расти. Приведенный в книге материал навсегда будет лучшим источником по языку и устной традиции сахалинских айнов. Для доказательства этого следует выделить три решающих фактора:   
    1. Представленный в книге материал самый богатый и очень компетентно собранный в то время, когда сахалинские айны еще пользовались своим уникальным языком в повседневной жизни, старательно соблюдали свои оригинальные обычаи, ритуалы и традиции.
    2. Составитель, или лучше сказать – автор книги, жил среди айнов их жизнью. У него была жена-айнка. От их брака родились сын и дочь. Он был для айнов как их хороший друг и помощник в отношениях с властями, бегло знал айнский язык – не только разговорный, но и архаический язык устной традиции, и даже секретные языки групп айнов и региональные варианты (диалекты). Он был увлечен собиранием фольклора и устных традиций айнов. При подготовке книги, по моему мнению, ему неимоверно повезло работать с одним из самых блестящих языковедов своего времени – доктором филологии, профессором Ягеллонского университета Яном Розвадовским (1867–1935), автором классической уже работы «Wortbildung und Wortbedeutung» («Структура слова и значение слова»), изданной в Лейпциге в 1904 году.   
    3. Кроме Пилсудского никто не смог собрать до полной аккультурации сахалинских айнов, потери их языка, когда стратегией их жизни стала ассимиляция с репрессирующими их японцами, материал, который можно бы по стандарту и ценности сравнить с тем, что представлен в книге.
    Единственный материал, который можно сопоставить с тем, что опубликован в книге Пилсудского, – это материал, который был собран японской исследовательницей, профессором Кёко Мурасаки у последних носителей языка сахалинских айнов. Здесь особенное внимание привлекает изданная в Токио (издательство «Софукан») в 2001 году  книга «Асай Такэ Кодзюцу Карафуто айну мукасибанаси» («Старые традиции сахалинских айнов, рассказанные госпожой Такэ Асай») под редакцией и в переводе на японский Кёко Мурасаки. Госпожа Асай (1902–1994) была самой последней носительницей языка сахалинских айнов.
    Книгу Пилсудского издала Польская Академия умелости в Кракове, входившем в это время в Австро-Венгрию, самая престижная польская научная институция во время раздела Польши. При чем при ее издании были большие затруднения, так как у Пилсудского не было высшего образования, не говоря уже об академических степенях. Власти Академии боялись критики, и только решительность и настойчивость профессора Розвадовского спасла ситуацию. Однако, когда в мировой литературе появились очень хорошие и высоко оценивающие издание отзывы, тем руководителям Академии, которые особенно блокировали публикацию книги, ничто не мешало бесстыдно гордиться этой публикацией.  
    Хотя это далеко не единственная публикация Бронислава Пилсудского, и интерес к его другим работам был в мире высоким, особенно в Японии, где ведущий антрополог Рюдзо Тории стал их переводить на японский язык и издавать уже в 1911 году. Действительно, книга 1912 года внесла большую лепту во всемирную науку, и, особенно, в исследование айнов и других аборигенов Сахалина, сделала вклад Пилсудского – бессмертным, и гарантирует ему поныне прочное место в истории языкознания и этнологии. Сегодня это часто единственная работа на «западном» языке, цитируемая в преобладающей японо-язычной литературе по айнам.  
    Первый известный мне перевод фрагментов «Материалов для изучения айнского языка и фольклора» на японский язык был сделан знаменитым японским врачом и исследователем айнов доктором Бундзиро Вада и был напечатан в 1943 году в журнале «Хоппо Ниппон» («Северная Япония») № 15/2 (С. 100–107). Год спустя профессор Масихо Тири, считавшийся лучшим айноведом, опубликовал в г. Тоёхара (сегодня Южно-Сахалинск) перевод с айнского на японский язык всех текстов из книги Пилсудского в третьем томе «Бюллетеня Музея губернаторства Карафуто» под заглавием «Карафуто айну-но сецува» («Сказки сахалинских айнов»). Материал был перепечатан в первом томе шеститомного издания произведений Тири в Токио (издательство «Хэйбонся») в 1973 г. (С. 251–372).
    В 1983 – 1992 гг. японский журнал «Содзо-но-сэкай» («Мир творчества») напечатал в 30 отрывках полный новый перевод «Материалов для изучения айнского языка и фольклора» с транслитерацией айнских текстов на японский слоговый алфавит катакана. Его перевод, со многими ценными комментариями, был сделан под покровительством Саппорского отделения айнского культурного общества («Хоккайдо утари кёкай») и под руководством хорошего знатока культуры айнов профессора Хисакадзу Фудзимуры.
     Русский перевод «Материалов для изучения айнского языка и фольклора» Пилсудского был выполнен этнографом Валерием Дмитриевичем Косаревым и частично напечатан в «Краеведческом бюллетене» в Южно-Сахалинске в 1994 году (№№ 1–3); на польский же язык – большинство текстов переведено автором этой статьи.
    Название книги показывает, что Пилсудский хотел связать свои «Материалы» с серией публикаций, состоявшихся по инициативе Российской Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге. В рамках этой серии вышли в свет: «Образцы материалов по изучению юкагирского языка и фольклора» (1898), «Материалы по изучению юкагирского языка и фольклора» (1900) В.И. Иохельсона;  «Материалы по изучению чукотского языка и фольклора» (1900) В.Г. Богораза; «Материалы по изучению гиляцкого языка и фольклора» (1908) Л.Я. Штернберга; «Материалы для изучения языка азиатских эскимосов» (1909) В.Г. Богораза и «Материалы по изучению алеутского языка и фольклора» (1923).
    Бронислав Пилсудский вообще собрал гораздо больше материалов, чем сам успел обработать и опубликовать. Это касается и «Материалов для изучения айнского языка и фольклора» 1912 года.
    Материалы содержат только 27 рассказов-сказаний жанра уцяськома. Но, как он сам писал – это лишь часть «из общего числа 350 айнских текстов» в его коллекции. В ноябре 1997 года японский биограф и знаток творчества Пилсудского, профессор Хоккайдского университета Коити Иноуэ, обнаружил в архивах Американского философского общества в Филадельфии (США) присоединенный к письму Пилсудского Ф. Боасу от 19 декабря 1907 года, написанный карандашом и рукой Бронислава Осиповича подробный список его айнских текстов, которых он перечисляет 452. В свою очередь, благодаря находке письма Б. Пилсудского Яну Розвадовскому (из Швейцарии), написанного в начале апреля 1913 года (анализ письма проведён Яном Стешелем – архивистом Академии наук в Кракове), теперь хорошо известны планы Пилсудского по изданию в целом своего айнского материала. План Пилсудского предполагал пятитомное издание, «Материалы для изучения айнского языка и фольклора» 1912 года считались бы первым томом, а второй том должен был содержать все остальные тексты жанра уцяськома. В третий (он хотел его издать в 1914 году) собирался поместить все тексты жанра туита. В четвёртый том вошли бы тексты всех песен, молитв, загадок и т.п., и в пятый том, по плану, должен был войти айнский словарь Пилсудского и грамматика айнского языка, написанная согласно письму Пилсудского, профессором Розвадовским.
   Здесь необходимо добавить, что кроме айнских материалов у Пилсудского были ещё громадные материалы по языку, фольклору и культуре нивхов (хотя их большинство, по сведениям В. Котвича, Пилсудский передал Л. Штернбергу), уйльта (ороков) и нанайцев.
    Далеко не все тексты еще найдены, хотя, начиная поиски, исследователи даже в своих самых оптимистичных надеждах не ожидали обнаружения даже части того, что действительно было найдено. Те, найденные материалы, после соответственных научных обработок постепенно попадают в очередные тома. «Собрания сочинений Бронислава Пилсудского на английском языке и языке сахалинских аборигенных народов», издаваемых всемирно издательством Моутон де Гройтер в Берлине (семитомное по плану издание началось в 1998 году). С радостью надо отметить, что одновременно идет публикация всех этих материалов на русском языке в научных журналах Сахалина, прежде всего, в «Известиях Института наследия Бронислава Пилсудского», «Вестнике Сахалинского музея» и «Краеведческом бюллетене».  
    Безусловно, «Материалы для изучения айнского языка и фольклора» Бронислава Пилсудского, являются одними из самых важных и блестящих памятников нематериальной культуры не только исчезнувших уже сахалинских айнов, но и всего Сахалина, а точнее (так как айны – это коренное население Курил), всей островной области Российского Дальнего Востока. Отсюда исходит и решение издать русскую версию «Материалов…» полностью.    

* Альфред Ф. Маевич, доктор филологических наук, профессор университета им. Адама Мицкевича в г. Познань (Польша).